antony_w (antony_w) wrote,
antony_w
antony_w

Печальный итог. Почему в России нет денег и реальных успехов в экономике



Дмитрий Медведев выступил в Госдуме, как он сам выразился, с последним своим отчетом о работе правительства. Какие ошибки не удалось исправить за шесть лет и готова ли российская экономика противостоять новым геополитическим вызовам?

Все экономические успехи правительства Дмитрия Медведева за шесть лет красноречиво подытожены в сопровождавшей его отчет инфографике. Видимо, премьеру добавить больше нечего или же сам премьер не считает заслугой правительства иные достижения отечественной экономики. Отчасти так и есть: существует мнение, что главная задача органов власти по отношению к бизнесу — не мешать работать и не менять слишком часто правила игры.

И если какой-то отечественный товаропроизводитель назло и вопреки всем невзгодам модернизировал производство, удвоил выпуск и успешно занимался развитием рынка без бюджетных закупок, без длинного и дешевого кредита, да еще и в условиях значительной турбулентности, то за что ему благодарить Медведева? Все сами. Но, с другой стороны, раз рынок вырос, значит, покупатели смогли подкрепить этот рост рублем. И здесь уже без правительства не обошлось, так как бюджетная система продолжает играть важную роль в обеспечении экономической динамики. Разумеется, хорошего в этом мало.


Отчет правительства о работе в 2012-2017 годах

Это тот случай, когда правительство записывает себе в актив рост числа пользователей мобильного интернета с 20 млн до 66 млн человек. Видимо, это правительство предприняло все усилия, чтобы у населения появились доступные по цене устройства, позволяющие мобильным интернетом пользоваться, а операторы сотовой связи долго отказывались, но под давлением правительства согласились получить лицензию на 3G/4G и инвестировать в развитие инфраструктуры.

Инфографика наталкивает на вывод, что не так все и плохо в стране, судя по выбранным правительством ключевым индикаторам. Но хотелось бы видеть реальные изменения. Есть такие: рост продолжительности жизни, снижение смертности, расширение сети образовательных и лечебно-профилактических учреждений и так далее. Хотелось бы и анализ достижений в разрезе регионов — премьер же на всю Россию работал.

О чем молчит премьер

О каких цифрах умолчал Дмитрий Анатольевич? Не сказано, сколько создано рабочих мест, какова в их числе доля высокопроизводительных и экономически оправданных, сколько этих мест заняли трудовые мигранты, сколько их приехало в Россию, как выросли реальные доходы населения в разрезе территорий и профессий. Нет сведений и о том, какова цена отпуска в Сочи или покупки стиральной машины в пересчете на среднюю заработную плату. Сколько лесов в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке сгорело, а сколько вырубили китайские партнеры (легально и нелегально) и т. д.

Но это все следствия, мы же вернемся к причинам.

Объем промышленного производства в натуральном выражении в 2017 году превысил величину 2011 года всего на 4,1%. Это крайне мало, и кризис — лишь оправдание. Вычтем из этого инерционный рост (который можно условно записать в актив предыдущего кабмина), что тогда будет в сухом остатке? При этом за тот же период потребление электроэнергии в стране (всеми потребителями) выросло на 1,8%. Наблюдаемый скромный рост энергоэффективности во многом является заслугой индивидуальных потребителей, тогда как значительного роста энергосбережения, то есть модернизации, в промышленности не произошло.

Череда макроэкономических потрясений имеет в своей основе неэффективную структуру экономики, которая за 2012–2017 годы не изменилась, хотя начиная с 2008 года ежегодно с высоких трибун звучат призывы это сделать. В частности, доля обрабатывающих производств в ВДС составляет неизменные 13,2% (13,4% в 2011 году), а удельный вес добычи полезных ископаемых даже подрос с 9,5% до 10,4%. При этом доходы федерального бюджета почти наполовину обеспечены именно полезными ископаемыми. Вполне ожидаемое открытие.

Где рост экономики

Почему нет роста? Потому что инвестиции в основной капитал в 2017 году составили всего 106% от величины 2011 года (в натуральном выражении). Где рост? Рост по-прежнему в добыче полезных ископаемых, на долю которых в 2017 году приходилось 25,1% (13,9% в 2011 году) инвестиций в основной капитал (142,4% от физического объема 2011 года). На этом фоне инвестиции в сельское хозяйство (99,6% от объема 2011 года) и в обрабатывающее производство (100,4% от объема 2011 года) выглядят угрожающе маленькими. Почему так обстоят дела? Потому что таковы достижения финансово-экономического блока: по итогам 2017 года лишь 4% инвестиций в основной капитал было профинансировано за счет банковских кредитов (8,6% в 2011 году).

Это очень наглядно демонстрирует доступность кредита в стране. Денег нет, но ставки держатся.

Именно поэтому производить в России все еще невыгодно. Импортировать, правда, тоже стало невыгодно. Значит, надо продолжать экспортировать то, что можно добывать, а не производить, — сырье. Но и экспорт по итогам 2017 года в натуральном выражении составил 95,7% экспорта 2011 года. Шесть лет мы активно теряли рынки сбыта.

Есть у правительства и достижения со знаком плюс: в сфере развития транспортной, социальной инфраструктуры и в тех сферах, которые в значительной степени зависят от бюджетных вливаний (авиастроение, ВПК). Условия ведения бизнеса тоже улучшились, если рассматривать их на уровне интегральных показателей, какими оперирует Всемирный банк в рейтинге Doing Business. Хотя Москва и приблизилась к Гонконгу и Сингапуру в данном рейтинге, Иркутск и Петрозаводск, например, ощутили прогресс лишь частично.

Нельзя не упомянуть и про вынужденные успехи в импортозамещении: импорт в натуральном выражении по итогам 2017 года составил 83% от объема 2011 года, в основном за счет продукции АПК, основа импортозамещения в котором была заложена значительно раньше — в эпоху приоритетных национальных проектов.

Следует ли винить кризис 2014–2016 годов в отсутствии экономически осязаемых успехов? Однозначно при имеющихся ресурсах можно было сделать больше. В какой-то момент стабилизация нефтяных котировок на уровне $50 стала вселять надежду, что экономику придется перестраивать, и даже санкции казались неким стимулом. Вот и премьер согласен, что «…мы не просто выжили, мы начали развиваться, как бы нам ни пытались помешать извне». Новые проекты в несырьевом сегменте были и есть, многие успешны, но их количество не соответствует ни масштабу экономики, ни численности населения, ни расстояниям между западными и восточными границами. И главное — не соответствует существующему уровню технологического отставания страны.

Мораль выступления такова: российская экономика устала от «стабильности по Медведеву», при которой хочется любых перемен, инспирированных изнутри, а не извне. Остаться в новом правительстве у Медведева шансов мало, а если и придется — кризис доверия власти получит новый импульс, потому что еще одну «пятилетку старого режима» экономика не выдержит. Вот место в парламенте или госкорпорации — это да, вполне возможно. Может, Анатолия Чубайса сменит?

Автор: Александра Полякова, ведущий научный сотрудник лаборатории исследований социального развития Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС

Tags: Россия, экономика
Subscribe

Posts from This Journal “экономика” Tag

promo antony_w august 17, 2014 11:48 18
Buy for 10 tokens
Есть блог, в котором написано много постов про роботов: ссылка И там есть несколько статей о замене рабочих мест человека роботами: Уже к 2018 году роботы отберут у человека часть профессий Рабский труд без зарплаты Армия роботов: зачем она нужна обильной людьми Поднебесной и кому может…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments